1 июня 2005 г. был принят федеральный закон Российской Федерации № 53-ФЗ «О государственном языке Российской Федерации». 2007 год был объявлен в России «Годом русского языка» и оказался знаменован целым рядом мероприятий, как в самой России, так и за ее ближними и дальними рубежами. Самый свежий пример: при поддержке Российского центра пауки и культуры в столице Казахстана, Астане, 17-19 октября прошел Международный конгресс «Русский язык и литература в XXI веке: теоретические проблемы и прикладные аспекты». За год до этого, летом 2006, словно предваряя «Год русского языка», Международная научно-методическая конференции «Русский язык как средство сохранения межкультурных и образовательных связей» прошла в Санкт-Петербурге (материалы вышли отдельным изданием уже в этом году). А в 2005 г. был издан энциклопедический словарь-справочник «Государственные и титульные языки России». Это одно из первых описаний подобного рода, в котором последовательно проводится центральная идея: язык - это первооснова культуры, а язык каждого, даже малочисленного этноса, ценен и интересен. Издание сопровождено публикацией нормативных актов, отражающих процесс языковой реформы последнего десятилетия.

По государственный язык в России русский является главным средством межнационального общения народов России, способствует их сближению, взаимному обогащению, обеспечивает связь с международным сообществом, с мировой культурой. Выполняя консолидирующую роль в российском обществе, русский язык является одной из важных основ российской государственности и способствует укреплению вертикали власти. Поэтому государственная поддержка русского языка отвечает нашим стратегическим национальным интересам. Разумеется, Российская академия наук не может и не должна оставаться в стороне от проектов, в том числе законодательных, связанных с

судьбой русского языка в нашем обществе и в мире. Нужно иметь в виду, что восприятие русского языка в других странах и культурах во многом зависит от нашего собственного к нему отношения, от его состояния, его функционирования в обществе.

К сожалению, эти бесспорные истины у нас иногда игнорируются, а иногда и приносятся в жертву националистическим амбициям и сепаратистским настроениям. Посмотрим, например, что происходит в бывших «союзных» республиках, а теперь независимых государствах. Так, в Латвии из года в год парламент этой независимой республики, не так давно ставшей членом Европейского союза, отказывается признать государственный статус русского языка. Только что Сейм вновь отклонил поправки к закону «О государственном языке», в соответствии с которыми языкам национальных меньшинств (в том числе русскому) предлагалось предоставить официальный статус в тех местах, где компактно проживают их носители. Парламентское большинство поддерживает мнение правящей коалиции, согласно которому в Латвии «нет и не будет другого государственного или официального языка, кроме латышского». Таким образом, русский язык в Латвии вполне «противоестественным образом» объявлен иностранным, хотя является родным для 40 процентов населения республики. На недавнем саммите стран СНГ в Душанбе представитель Украины, пребывающей в затяжном государственно-политическом кризисе в том числе и из-за непримиримого столкновения интересов русско- и украинскоязычного населения, оказался не готов подписаться под тем, что русский язык как фактор межнационального общения на пространстве СНГ играет важную роль в решении задачи гуманитарного сотрудничества.

Придать в этих напряженных условиях статус государственного русскому языку в самой России было, безусловно, ключевой задачей. Остановимся подробнее на содержании понятия «государственный язык».

Определения термина «государственный язык» в юридической, этнологической  и лингвистической литературе бывают различными. Так,

«Краткий этнологический словарь» дает такое определение: «Язык государственный - язык, использование которого законодательно предписано в официальных сферах общения». «Официальный язык» этот словарь рассматривает как «политико-юридический синоним языка государственного».

Эксперты ЮНЕСКО предлагают разграничить понятия «государственный язык» (патлопа1 1ап1ша§е) и «официальный язык» (огг1с1а1 1ап§иае,е), при этом дают следующие определения: «Государственный язык -язык, выполняющий интеграционную функцию в рамках данного государства в политической, социальной и культурной сферах и выступающий в качестве символа данного государства», «Официальный язык - язык государственного управления, законодательства, судопроизводства. Мы придерживаемся той точки зрения, что понятие «государственный язык» является более широким по сравнению с понятием «официальный язык», так как государственный язык функционирует не только в сферах официального общения, но и в сфере культуры.

Репертуар социальных функций языка, получившего статус государственного или официального языка, определяется в соответствии со степенью его нормализованности и кодифицированности, наличием или отсутствием письменности и литературной нормы, литературной, фольклорной и лингвокультурной традиции. Состояние многих языков России в настоящее время не позволяет им полноценно выполнять функции государственных языков, статус которых они получили в республиканских законодательствах, так как в большинстве из них отсутствуют функциональные стили, применяемые в разных сферах общения (например, научный стиль, деловой стиль и др.), нет разработанной научной терминологии.

Социальные функции русского языка в Российской Федерации следующие:

I) это национальный язык русского народа, составляющего примерно 83,7% жителей России,

2) это средство языкового единения многонационального государства, или язык межнационального общения народов России,

3) это государственный язык, употребляемый в разных сферах общения - деловой сфере, сфере науки, сфере образования, сфере массовой коммуникации и др. Именно поэтому так велика и значима роль русского языка в России.

Выполнение русским языком его функций как государственного языка Российской Федерации затруднено тем, что русский язык и другие национальные языки республик Российской Федерации, которым по Конституции РФ предоставлено «право устанавливать свои государственные языки», получают одинаковый статус «государственного языка», поэтому понятие русского языка как государственного языка Российской Федерации станови гея как бы размытым. Обозначение одинаковым термином разных по своим функциональным возможностям языков не может не привести в языковой политике к путанице и недоразумениям.

Однако, по словам Анатоля Франса, разумные доводы еще никого никогда не убеждали. И разумное подчеркивание парадоксальности сложившейся ситуации ревнители «укрепления» государственности субъектов Федерации рассматриваю!' как ущемление прав народов, как проявление «русского шовинизма». Безусловно, русский язык должен развиваться и функционировать наряду и в тесном взаимодействии с другими языками России. Никоим образом не должны ущемляться права народов Российской Федерации на использование и развитие своих языков, но роль русского языка как государственного языка всей России должна быть четко и определенно обозначена.

Как найти выход из этого положения? Назад, конечно, пути нет; т.е. вряд ли возможно и разумно отказаться от термина «государственный» применительно к языкам республик Российской Федерации. Стоит, однако,присмотреться к решению языковых проблем за рубежом, проанализировать существующие там законодательства, регламентирующие языковую ситуацию, формирующие принципы языковой политики. Можно ли что-то использовать из зарубежного опыта.

В разных странах реализуются разные модели языковой политики. Некоторые страны (например, США, за исключением законодательства некоторых штатов) предпочитают не определять в Конституции или отдельным законодательным актом официальный, государственный язык страны. Другие страны (например, Канада, Бельгия, Испания, Франция) законодательно закрепляют правила речевого поведения в сферах организованного общения. Большинство стран мира все же решают языковые проблемы законодательным путем: из 141 страны в конституциях 110 - содержатся статьи, касающиеся языка.

Известны однокомнонентные модели языкового законодательства с одним государственным языком (например, Франция), двухкомпонентные (например, Канада), многокомпонентные (например, Сингапур). Каждая страна, предпочитающая законодательно определять закономерности языковой жизни в сферах организованного общения, в законодательной практике обычно учитывает, во-первых, языковую ситуацию в стране, во-вторых, основные принципы национальной политики, в значительной мере определяющие языковую политику страны.

В наиболее близкой нам по государственному устройству многонациональной Индии признаны два официальных (государственных) языка: английский, как известно в период колониальной зависимости обладавший всеми функциями единственного государственного языка страны, и хинди; все же остальные языки страны имеют статус языков штатов, что и закреплено в Конституции Республики Индия, принятой в 1950 г. Некоторые из языков штатов как по своей развитости, так и по литературным традициям не уступают языку хинди. Предпочтение же последнему отдается потому, что он превышает другие языки по числу говорящих на нем (но не в такой степени, как русский язык по сравнению с другими языками Российской Федерации), и еще, конечно, потому, что он, как и русский, принадлежит населению той части страны, откуда начался процесс консолидации Индии как единого федерального государства.

Я думаю, что не только в области языкового строительства Индия может для нас являться примером. Никому не приходит в голову в Индии нарушать закрепленные Конституцией функции законодательной и исполнительной власти, оспаривать примат федеральных законов над законодательствами штатов. Главой государства является президент Индийской Республики, которому подчиняются назначаемые им губернаторы штагов (а не президенты). Одна из главных задач правительства заключается в том, чтобы всемерно способствовать процессам интеграции страны. Более 50 лет безотказно действует в Индии Конституция, следуя которой более чем миллиардный парод добился впечатляющих успехов в строительстве новой жизни, превратив свою страну из отсталой колонии в великую азиатскую державу. Когда-то мы много сделали для того, чтобы помочь Индии встать на ноги. Не мешало бы и нам сейчас обратиться в решении языковых проблем к опыту этой страны, которая по своему государственному устройству ближе к России, чем любое другое государство мира.

В Советском Союзе не было законодательных актов, касающихся регулирования языковой жизни в многонациональном государстве. В соответствии с многолетней практикой в стране, с одной стороны, широко функционировал русский язык как язык большинства населения, а с другой стороны, в национальных и в автономных республиках РСФСР в той или иной мере функционировали языки других народов. Таким образом, обеспечивал ась двуединая задача - во-первых, соблюдались интересы народов в развитии их языков и культур, а во-вторых, обеспечивалось языковое единение всей многонациональной страны.

В период перестройки начался переход от спонтанного, практически сложившегося сосуществования русского языка как языка межнационального общения и национальных языков, т.е. от юридически нерегламснтированного национально-русского двуязычия к другому способу организации языковой жизни многонациональной страны - к ее юридическому регулированию. Многие народы страны, не удовлетворенные уровнем развития общественных функций своих языков, поверили, что путем юридического регулирования можно повысить статус национальных языков. В 1989-1990 гг. законы о языках были приняты во всех республиках Советского Союза, кроме Армении. Грузии, Азербайджана, позже они были приняты и в большинстве республик Российской Федерации. Таким образом, были юридически закреплены условия для развития государственных языков титульных наций.

Однако иногда языковой вопрос использовался в политических целях -для ограничения функций русского языка и его вытеснения из разных сфер общения, а также для ограничения социальных прав иноязычных жителей той или иной республики.

Впервые в 1991 г. в Законе РСФСР «О языках народов РСФСР» был определен социально-правовой статус государственного языка России. Закон закрепил следующую юридическую норму: «Русский язык, являющийся основным средством межнационального общения народов РСФСР, в соответствии со сложившимися историко-культурными традициями, имеет статус государственного на всей территории РСФСР». Сравните со статьей 68 (пункт 1) Конституции Российской Федерации, где сказано: «Государственным языком Российской Федерации на всей территории является русский язык». В упомянутом законе за русским языком были закреплены все необходимые для общегосударственного языка социальные функции в сферах делового общения, образования, науки, в средствах массовой коммуникации, в судопроизводстве и т.д.

Однако принятие законов о языках республик Российской Федерации, а также процесс реализации этих законов показали, что возникают возможности дискриминации граждан но языковому принципу, точнее, из-за незнания республиканского государственного языка. Конституционный суд подтвердил право республик добиваться распространения на территории соответствующих республик республиканских государственных языков, однако указал на необходимость перед реализацией этого права обучить население этому языку.

Многочисленные скрытые и явные языковые конфликты свидетельствовали о необходимости укрепить юридическую базу функционирования русского языка, определить его статус в сферах организованного общения на всем языковом пространстве Российской Федерации. В связи с этим и началась работа над Законом о русском языке как государственном языке Российской Федерации. Цель этого закона -определить общегосударственный статус русского языка на всей территории Российской Федерации, а также установить правила его использования в разных сферах общения в соответствии с языковой ситуацией и основными принципами национально-языковой политики.

Принятие закона «О государственном языке Российской Федерации» показало, что из первоначального названия законопроекта было исключено его главное содержание, т.е. слова «русский язык». Кроме того, новое название перечеркивает (не ставит во главу угла) главную цель не только Закона о русском языке, но и всей нашей деятельности по поддержке и развитию русского языка как общегосударственного языка Российской Федерации.

Определение русского языка как «общегосударственного языка» идет в русле укрепления российской государственности и вертикали власти. Более того, в дальнейшем, на наш взгляд, можно было бы подумать о возможности внесения изменения в статью 68 Конституции России, предусмотрев придание русскому языку официального статуса «общегосударственного языка Российской Федерации».

Закон о русском языке как государственном языке Российской Федерации  призван  укрепить  правовую  основу  использования  русского языка как государственного языка Российской Федерации. Он устанавливает государственные гарантии поддержки и защиты государственного языка в различных сферах жизни общества - в сфере образования, культуры, средств массовой информации и других. Закон призывает содействовать сохранению самобытности, богатства и чистоты русского языка как общего культурного достояния народов России, а также его распространению как одного из ведущих языков мира.

Несмотря на необходимость такого закона, он был одобрен и принят далеко не сразу, поскольку по ряду пунктов разгорелись жаркие дискуссии среди депутатов и сенаторов, появились неоднозначные публикации в прессе, тогда как общественность - то есть народ России - принимала минимальное участие в обсуждении закона, а с его текстом мало кто потрудился основательно ознакомиться.

Между тем в законе содержится ряд формулировок, из-за которых буквальное его прочтение и, как следствие, толкование норм закона приводит к противоречивым, а порой и совсем неприемлемым выводам. Укажем лишь на некоторые недостаточно проработанные элементы закона. Один из них касается собственно филологической, лингвистической сферы. Это ограничение одних лексических сфер и столь же странное расширение других. Так, параграф 1.9 статьи 3 Закона устанавливает сферы «обязательного использования» русского языка в деятельности средств массовой информации, «за исключением случаев, если использование лексики, не соответствующей нормам русского языка как государственного языка Российской Федерации, является неотъемлемой частью художественного замысла». 11риходится с грустью констатировать, что ненормативная, а проще заборная лексика с некоторых пор активно вводится в художественные произведения и выдается именно за некую литературную норму и ценность, цитируется даже в академической научной печати. Под расплывчатое, крайне неконкретное определение «художественного замысла» можно подвести, таким образом, публикацию и распространение любых матерных текстов, а в массовое сознание внедрить тезис о законодательно-правовой базе использования некогда непечатного слова.

С другой стороны, в параграфе 6 статьи 1 прямо сказано, что «при использовании русского языка как государственного языка Российской Федерации не допускается использование слов и выражений, не соответствующих нормам современного литературного языка, за исключением иностранных слов, не имеющих общеупотребительных аналогов в русском языке». Уже формулировка этой статьи нарушает саму эту статью закона: для слова «аналог» в русском языке есть лексическая замена - «соответствие». Статья эта по сути верная - любой язык следует охранять от бездумного наводнения как чужими словами (стоит проехать по Москве, чтобы убедиться, какая вопиющая малограмотность правит уличной рекламой и вывесками), так и просторечием и жаргонизмами (от профессиональных словечек компьютерщиков и молодежного сленга до сниженной речи не всегда культурного жителя глубинки). Но налицо неоправданное сужение лексического пласта, связанного со словами, вошедшими в русский язык вместе с новыми понятиями и реалиями и продолжающими вливаться в наш сегодняшний речевой обиход естественно и неостановимо, а также с яркой, образной диалектной речью, которая поражает порой свежестью и новизной в газетных интервью или в беседах на телеэкране, - подобную недоработку отметили уже российские сенаторы при обсуждении закона и сразу раскритиковали журналисты.

Не менее озадачивает и тот факт, что закон носит декларативный характер, и ответственность за нарушение его положений не установлена законодательством. То есть пункт 2 статьи 6 не подкреплен юридически ни административными, ни какими-либо иными взысканиями. Разумеется, достаточно легко ввести соответствующие изменения в Уголовный кодекс или Кодекс об административных правонарушениях, однако тут же может возникнуть опасность цензуры. Поправки могут стать не столько орудием наказания матерщинников, отравляющих жизнь сограждан повсеместно, но также средством борьбы с неугодными СМИ, поэтому вопрос о наказаниях за нарушение Закона о государственном языке остается по-прежнему животрепещущим.

Полагаю, что соблюдение Закона о русском языке как государственном языке Российской Федерации отвечает интересам консолидации российского общества, создаст условия для более четкого и организованного про ведения языковой политики в Российской Федерации, поможет избежать различного рода недоразумений и конфликтов на языковой и национальной почве.

В заключение хочу еще раз подчеркнуть, что нам предстоит много сделать для того, чтобы русский язык в России занял подобающее ему место, способствовал укреплению нашего многонационального государства.

Челышев Е.П., академик РАН

Вы знаете, что действующее законодательство России, или Российской Федерации (эти названия равноправны), возглавляется Конституцией Российской Федерации и включает в себя множество Федеральных Законов, Кодексов и так называемых подзаконных актов: постановлений, указов, распоряжений и других нормативных актов, принимаемых на основании Конституции и Законов Российской Федерации.

О некоторых Федеральных Законах и Кодексах мы что-либо знаем: знаем, например, что сфера образования регулируется Законом Российской Федерации «Об образовании» (1992 г.), иногда слышим о Кодексе о земле, о Семейном Кодексе, часто слышим об Уголовном Кодексе. А вот о Федеральном Законе «О государственном языке Российской Федерации», к сожалению, мало кто слышал, и еще меньше наших сограждан, хотя бы один раз читавших этот Федеральный Закон.

Почему? Да потому, что мы привыкли к русскому языку и не представляем, что язык может являться не только средством общения, не только предметом изучения в школе или в высшем учебном заведении, не только предметом исследований ученых, но и предметом государственного законодательства.

Между тем, 20 мая 2005 года был принят Государственной Думой, 25 мая того же года одобрен Советом Федерации, а 1 июня 2005 года подписан в Москве, в Кремле, Президентом России В.В.Путиным Федеральный Закон «О государственном языке Российской Федерации». Как и у других Федеральных Законов, у него тоже есть свой номер — № 53-ФЗ. И этот Закон является органичной частью действующего законодательства нашего Отечества.

О чем же гласит этот Закон, и что он предписывает и определяет?

Первый пункт 1-й статьи этого Закона гласит: «В соответствии с Конституцией Российской Федерации государственным языком Российской Федерации на всей ее территории является русский язык».

Значит, Закон этот был принят не для того, чтобы провозгласить русский язык государственным языком Российской Федерации. Соответствующий пункт был и есть в Конституции Российской Федерации — Основном Законе нашей страны (статья 68). Принятие Закона «О государственном языке Российской Федерации» понадобилось в 2005 году для того, чтобы защитить и сохранить русский язык, а также дать возможность нормально развиваться русскому языку и отечественной культуре в целом.

«Защита и поддержка русского языка как государственного языка Российской Федерации способствует приумножению и взаимообогащению духовной культуры народов Российской Федерации» — так гласит пункт 5

1-й статьи Закона «О государственном языке Российской Федерации».

На территории Российской Федерации проживает более ста народов, но языком межнационального общения всех народов России является русский язык. Вышеупомянутая 68-я статья Конституции Российской Федерации гарантирует всем народам Российской Федерации «право на сохранение родного языка, создание условий для его изучения и развития». В 1991 году был принят Закон Российской Федерации «О языках народов Российской Федерации» (№ 1807-1 от 25.10.1991). А в 2005 году, наконец, был принят Закон и о русском языке как государственном языке Российской Федерации.

Хорошее знание действующего законодательства — это обязанность юристов. Но знание Закона о государственном языке Российской Федерации является не менее важным, чем знание Конституции. Что гарантирует этот закон?

То, что порядок утверждения норм современного русского литературного языка, а также правил орфографии и пунктуации определяется Правительством России (П. 3, ст. 1). Значит, перемена норм и правил — это дело государственной важности, а не личного или корпоративного произвола.

Государственный язык Российской Федерации подлежит обязательному использованию в деятельности органов власти различных уровней, при подготовке выборов и референдумов, в судопроизводстве, при опубликовании нормативных правовых актов, при написании наименований географических объектов при оформлении документов, удостоверяющих личность гражданина Российской Федерации, в деятельности общероссийских организаций, телерадиовещания, а также в иных определенных федеральными законами сферах, в том числе и в рекламе! Есть ведь и Федеральный Закон «О рекламе» (№ 38-ФЗ от 13.03.2006), который не позволяет ради хлесткой рекламы ломать и коверкать русский язык.

Статья 4 Федерального Закона «О государственном языке Российской Федерации», целиком посвящена «защите и поддержке государственного языка Российской Федерации».

Защищая русский язык, мы защищаем свою отечественную историю и культуру, защищаем не только прошлое, но и будущее России. После принятия Федерального Закона «О государственном языке Российской Федерации» (2005 г.) вскоре же (29.12.2005) была принята Федеральная целевая программа «Русский язык (2006–2010 гг.)». А в рамках реализации этой программы нынешний 2007 год объявлен Годом русского языка. Это означает, что по всей России и даже за ее рубежами будут проводиться многочисленные праздники, олимпиады, конкурсы и фестивали, популяризирующие русский язык, литературу и культуру.

О том, что русский язык имеет очень важное значение для сохранения родной культуры и для сохранения самой России, говорит Послание Президента Российской Федерации В.В.Путина Федеральному собранию, произнесенное 26 мая 2007 года.

Во вступительной части Послания Президент Российской Федерации отметил, что «духовное единство народа и объединяющие нас моральные ценности — это такой же важный фактор развития, как политическая и экономическая стабильность. Убежден, общество лишь тогда способно ставить и решать масштабные национальные задачи, когда у него есть система нравственных ориентиров. Когда в стране хранят уважение к родному языку, к самобытным культурным ценностям, к памяти своих предков, к каждой странице нашей отечественной истории».

Обеспокоенность утратой духовно-нравственных российских традиций прозвучала и в середине Послания. При этом Президент процитировал академика Д.С.Лихачева: «Государственный суверенитет определяется в том числе и культурными критериями».

«В этом году, объявленном Годом русского языка, — говорил Президент, — есть повод еще раз вспомнить, что русский — это язык исторического братства народов, язык действительно международного общения. Он является не просто хранителем целого пласта поистине мировых достижений, но и живым пространством многомиллионного „русского мира“, который, конечно, значительно шире, чем сама Россия. Поэтому, как общее достояние многих народов, русский язык никогда не станет языком ненависти или вражды, ксенофобии или изоляционизма».

Здесь же Президент поддержал инициативу российских лингвистов о создании Национального фонда русского языка. Заботу о языке и культуре глава государства назвал важнейшим социальным и политическим вопросом.

Завершая свое Послание к Федеральному собранию, В.В.Путин вновь подчеркнул,— насколько важно хранить культурно-историческое наследие и духовно-нравственные традиции: «решая стоящие перед нами задачи и используя при этом все самое современное, все самое новое, генерируя эту новизну, мы вместе с тем должны и будем опираться на базовые морально-нравственные ценности, выработанные народом России за более чем тысячелетнюю свою историю. Только в этом случае мы сможем правильно определить ориентиры развития страны. И только в этом случае нас ждет успех».

Безусловно, что великий, прекрасный и могучий русский язык — это одна из базовых духовно-нравственных ценностей России. Охраняя русский язык от пошлости, от косности, от ненормативной лексики, а также свято сохраняя русское литературное наследие, мы сможем сохранить и приумножить и свое культурно-историческое наследие в целом.

Ежегодно 24 мая в России отмечается особый праздник — День славянской письменности и культуры. Государственный характер этот праздник приобрел в 1991 году, а в качестве дня славянского православного просвещения этот праздник имеет более длительную историю. День славянской письменности и культуры — это прекрасный повод вновь перелистать страницы родной истории и вспомнить о начале письменности у славян. Этот праздник, освященный именами святых братьев Константина-Кирилла и Мефодия, дает прекрасную возможность обратить внимание на чистоту русского языка, на культуру нашей речи, чтобы не только Конституция и Федеральный Закон «О государственном языке Российской Федерации», но и мы сами защищали русский язык.

Борис Пивоваров

О государственном языке Российской Федерации

Что такое государственный русский язык — два аспекта одного понятия

Современный русский язык литературный является одним из наиболее универсальных языков мира. С его помощью абсолютно любую мысль и понятие можно выразить несколькими способами и закрепить в сознании слушателя с различной степенью точности и подробности. В грамматиках и справочниках структура и лексический состав русского языка описаны в той степени полноты, которая соответствует современному уровню лингвистических знаний.

Русский язык обладает развитой понятийно-смысловой структурой, наличием всеобъемлющего корпуса оригинальных текстов во всех функциональных разновидностях и социальных функциях. Это обеспечивает возможность функционирования русского языка как одного из мировых языков. Представления о русском языке как государственном языке Российской Федерации требуют специального истолкования, поскольку их можно трактовать в двух равноправных и взаимодополняющих аспектах.

Во-первых, русский язык, понимаемый как целостная знаково-коммуникативная система, в статусе государственного языка законодательно выделяется среди языков других коренных народов России. Понимание особой роли русского языка в жизни нашей страны соответствует первому пункту статьи 1 Федерального закона «О государственном языке Российской Федерации» (№53-ФЗ от 1 июня 2005 г.), в котором сказано, что «в соответствии с Конституцией Российской Федерации государственным языком Российской Федерации на всей ее территории является русский язык». Русский язык признается языком, распространенным во всех регионах России и объединяющим всю территорию нашей многоязычной страны. Это самый универсальный язык России – на нем выражены и зафиксированы в обширном корпусе текстов (оригинальных и переводных) все важнейшие знания о мире и обществе.

Во-вторых, государственный статус языка, понимаемый как практическая, социальная функция, выделяет ту часть русского литературного языка, которая используется органами государственной власти и управления в качестве не только языка законов и постановлений, но, что не менее важно, в качестве языка официального общения. Такое понимание государственного статуса русского языка соответствует содержанию статьи 3 Федерального закона о языке, где охарактеризованы его функциональные свойства. Так, в пункте 1 этой статьи сказано, что государственный язык Российской Федерации подлежит обязательному использованию «в деятельности федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, иных государственных органов, органов местного самоуправления, организаций всех форм собственности, в том числе в деятельности по ведению делопроизводства», а пункт 4 обязывает использовать русский язык «в конституционном, гражданском, уголовном, административном судопроизводстве, судопроизводстве в арбитражных судах, делопроизводстве в федеральных судах, судопроизводстве и делопроизводстве у мировых судей и в других судах субъектов Российской Федерации» и т. п.

Функции государственного языка

Круг теоретических вопросов, обсуждаемых в связи с проблематикой функционирования русского языка в качестве государственного, обычно исчерпывается прямыми следствиями из констатации того, что грамматический и лексический репертуар языковых средств, используемых для решения государственных задач и реализации государственных интересов, должен быть понятен любому грамотному носителю русского языка и, следовательно, должен соответствовать нормам общелитературного языка. Такая трактовка государственного статуса не требует специального описания норм, порядка и правил использования языка в таком качестве, т.к. нормативно-стилистическая характеристика языковых средств подробно разработана в словарях и грамматиках русского языка. Однако представление об обязательной нормативности употребления языковых средств, используемых в социально-политической, национально-культурной, официально-деловой, юридической сферах речевой деятельности, не может ограничиваться лишь общими требованиями соблюдения орфоэпических, орфографических, пунктуационных или стилистических норм языка. Отличительными свойствами языковых средств, функционирующих в тематически, композиционно и стилистически устойчивых типах текста, объединяемых официально-деловым стилем речи, являются особенности коммуникативных задач, реализуемых с их помощью, и специфика прагматической направленности риторических конструкций.

Описать функции государственного языка в этом понимании – значит дать функциональную характеристику языковых средств государственного языка. Это означает необходимость описания правил и норм лингвистической интерпретации текста как структурного и понятийного целого, связывающего коммуникативно-прагматическими отношениями власти и народ, общество и отдельную социальную группу, владельцев предприятия и работников, чиновников и гражданское общество. Без подробного описания функций языковых средств, используемых в государственном языке, будут по-прежнему возникать юридически значимые ситуации информационного или документационного спора, когда нормативные, закономерные интерпретации текста оказываются официально неотличимыми от произвольных интерпретаций, порождающих случайные смысловые результаты.

Жанровые особенности речевой деятельности в сферах использования

государственного языка Российской Федерации

Функциональные свойства государственного русского языка в полной мере проявляются в текстах, выдержанных в официально-деловом  стиле. Этот стиль литературного языка формируется в тех сферах речевой деятельности, в которых предпочтительно использование заранее заданного набора языковых средств, стандартных способов развертывания мыслей по поводу определенного круга тем обсуждения. В официально-деловом стиле поддерживается единый речевой этикет и обязательное следование таким риторическим образцам построения речи, которые наилучшим образом способны обеспечить смысловую ясность, понятность, нейтральность акта коммуникации. По этой причине из официальных текстов исключаются разговорно-сниженные, диалектные слова и выражения, не используются метафорические значения.

Официально-деловой стиль традиционно реализуется в текстах дипломатических, юридических документах, инструкции, распоряжения и иные официальные бумаги из современного документооборота. Этот стиль постепенно распространяется и на сферу собственно делового общения – тренинги, переговоры, презентации и др. Быстрый рост объема речевой деятельности в этом жанре приводит к необходимости разработки современных норм и правил, способствующих развитию и совершенствованию этого стиля литературного языка.

К содержанию документов официально-делового стиля предъявляются такие требования, которые призваны исключить всякого рода двусмысленности и разночтения. Речь, построенная по образцам и правилам официально-делового стиля, представляет собой результат последовательной сборки значений слов и словосочетаний в высказывания, лишенные индивидуальности, но имеющие предсказуемый однотипно извлекаемый смысл. Вследствие этого отличительными чертами текстов этого жанра являются ясность, точность, конкретность, четкость формулировок, а также лаконизм изложения и особые формы расположения материала. Порой достоинства стиля обращаются в его недостаток. Например, правило, разрешающее последовательное подчинение однотипных форм в определительном значении родительного падежа, не имеет формальных ограничений, поэтому позволяет создавать конструкции типа: «Отдел по работе с обращениями граждан и организации приема населения Департамента управления делами Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации». А правила, позволяющие конструировать аббревиатуры из названий предприятий, допускают образование наименований типа: компания «Волговятэлектромашснабсбыт». Принимая во внимание правила, действующие в других языковых стилях, такие названия кажутся невозможными. Однако для делового стиля это название,  хотя и может быть оценено как несколько длинное, но оно вполне понятное и имеет важное достоинство – оно уникально, а потому легко узнаваемо. Более того, на письме им вполне удобно пользоваться, т.к. оно стандартным образом изменяется по падежам и числам (ср.: потребовать от Волговятэлектромашснабсбыта, перечислить Волговятэлектромашснабсбыту).

Задачи экспертизы текстов на государственном языке

Тексты, порождаемые в социально-политической, юридической, общественно-экономической сферах человеческой деятельности, обычно оперируют информацией, излагаемой в форме фактов, поэтому официально-деловые тексты должны быть лишены признаков индивидуально-авторского стиля и пониматься однозначно. Для этого они должны создаваться по определенной схеме с использованием слов, обладающих ясными связями с мотивирующими их понятиями. Все это неизбежно порождает необходимость выработки практичных языковых правил, обеспечивающих не только унификацию структуры данных, но и позволяющих существенно экономить время как при подготовке текстов, так и при их чтении. Общественная потребность в правилах, предназначенных для текстов официально-делового назначения, реализуется путем разработки специальных государственных стандартов.

Первым таким общеобязательным сводом правил, принятым для устранения разнобоя и непоследовательности в написании слов, при их переносе и правилах выделения синтаксических единиц, были «Правила русской орфографии и пунктуации», официально утвержденные только в 1956 году.  С тех пор в стране было принято несколько стандартов, применяющихся к официально-деловым текстам (по информации, библиотечному и издательскому делу). Сегодня в Российской Федерации многие письменные, печатные работы и публикации (законы и подзаконные акты, распорядительные документы, учебная, справочная литература, рефераты, дипломные работы, эссе и т.д.) готовятся и оформляются по определенным устоявшимся правилам. Приняты или разрабатываются стандарты по оформлению документов в сфере делопроизводства разных областей профессиональной деятельности (например, ГОСТ 7.32-2001, которым определяется структура и правила оформления отчетов о научно-исследовательской работе), многие ведомства самостоятельно развивают внутренние стандарты на условные сокращения слов, аббревиатуры, числовые обозначения количественных показателей, учетную документацию и пр.

Вместе с тем множество официальных документов, близких структурно и тематически, готовятся без опоры на образцовые тексты, без учета мнения специалистов по языку. Настало время от формальной унификации перейти к развитию языковых стандартов, которые учитывали бы специфику порядка слов, особенности риторических построений, связанных с коммуникативными задачами текста и его целевой направленностью. Однако осуществить эту работу невозможно без участия специалистов в области официально-делового русского языка. Как показывают исследования применяемые образцы и правила линейного построения речи, предназначенные, казалось бы, для обеспечения максимально надежной коммуникации, иногда противоречат друг другу. Убедительные примеры этого можно обнаружить даже в текстах Федеральных законов. Обычно, если возникает необходимость их дополнительного истолкования, принято опираться на результаты грамматического и синтаксического анализа текста. То, насколько важна языковая формулировка нормы для ее понимания и применения, многократно подтверждалось практикой. Словесная неточность, отсутствие запятой, неверный падеж, не тот вид глагола могут существенно исказить смысл нормативного акта, привести к тому, что акт будет пониматься и применяться совершенно не так, как рассчитывал правотворческий орган.

Разумеется, если в тексте нарушены правила орфографии или пунктуации, то понимать текст нужно так, как если бы этой ошибки не было. Однако в ряде случаев бывает сложно решить, идет ли речь об ошибке или же текст содержит то значение, которое следует при буквальном прочтении. В этом случае требуется исследование более широкого контекста, которое можно осуществить, лишь проведя экспертизу текста.

В свою очередь лингвистическую экспертизу текста можно проводить только при наличии, во-первых, авторитетных справочников, содержащих подробную нормативную характеристику всего арсенала языковых средств, используемых во всех сферах речевой деятельности современного русского литературного языка, а, во-вторых, с опорой на апробированные методики лингвистической характеристики текста, применение которых давало бы обоснованные и доказательные данные о его содержании.

Такие методики должны способствовать выполнению основной задачи языковеда, состоящей в том, чтобы по правилам лингвистического анализа выделить имеющуюся текстовую информацию и охарактеризовать ее. Для этого исходный текст должен пройти экспертную переработку – его содержание должно быть по понятным правилам интерпретировано, сокращено и преобразовано в аналитико-справочную информацию, содержащую лингвистические знания о тексте и знания о реальном мире, отраженном в тексте.

Государственные задачи языкового строительства в России

Русский язык в функции государственного нуждается в целенаправленном укреплении и развитии. Ведь государственный статус в законодательной форме им обретен лишь с принятием Закона РФ от 25.10.1991 №1807-I «О языках народов Российской Федерации». Именно тогда состоялось официальное признание русского языка в качестве государственного. Позже законодательные нормы, утверждающие государственный статус русского языка в Российской Федерации, были закреплены в Конституции РФ 1993 года и в Федеральном законе «О государственном языке Российской Федерации» от 1.06.2005 №53-ФЗ.

Принятые законодательные нормы позволяют определить порядок формирования, развития и регулирования языковых средств современного русского литературного языка, употребляемых в государственной функции. Для этого предстоит провести научно-исследовательские работы по уточнению декларативных норм и процедурных правил использования той части языковых средств, которая используется в функции государственного языка, а также исследовать и описать когнитивные свойства языкового аппарата, провести полную инвентаризацию и создать достоверное описание языковых средств, используемых в этой функции.

Отдельной проблемой, которая требует специальной регламентации, является проблема юридического контроля, поддержания и укрепления статуса той части русского литературного языка, которая используется в качестве государственного языка Российской Федерации. Российское государство, граждане которого говорят на одном из мировых языков, должно быть заинтересовано в развитии и совершенствовании тех языковых инструментов, которые используются в речевой деятельности, продвигающей национальные гуманитарные ценности. С этой точки зрения можно утверждать, что государственная функция русского языка состоит в закреплении и развитии знаний о нравственных началах общественной жизни в России, традиционных моральных ценностях и социальных нормах. Любое государство должно культивировать речевую рефлексию общества по проблемам, связанным со свободой личности, с возможностями морального выбора личности, с освоением социокультурного наследия страны; с поощрением уважительного отношения к вере, языку, традициям и обычаям предков; с обсуждением проблем общественной справедливости, блага, добра, гуманности, терпимости к иной точке зрения, уважению прав религиозных конфессий и др. Любые языковые или речевые ограничения в этой сфере чреваты стагнацией национального языка, задержками и отставаниями в его развитии относительно других мировых языков.

В целях поддержания национального суверенитета в сфере международного информационного обмена государство должно активно развивать практику публичной речевой деятельности на русском языке. До последнего времени русский язык выступал в качестве удобного и полноправного канала связи с иноязычными партнерами. Однако теперь, когда информационные технологии используют латинский алфавит и англоязычную лексику, в качестве рабочего языка научных конференций используется английский, международные переговоры часто ведутся с обеих сторон без переводчика на английском языке, престиж других официально признанных мировых языков падает. Соответственно, языковой и культурный суверенитет стран, говорящих на других языках, подвергается существенному ограничению.

 

Новый «региональный» статус бывших мировых языков приходится трактовать как явный признак сокращения их культурной и научной значимости. В целях предотвращения дальнейшего снижения статуса и роли русского языка в мире следует активно развивать и совершенствовать национальное языковое строительство. Для этого необходимо добиваться не только того, чтобы тексты, содержащие мировые достижения научной мысли в гуманитарных, социально-политических, экономических исследованиях, лучшие художественные произведения и т.п., были представлены на русском языке, но также и того, чтобы авторы и читатели текстов имели ясное представление о семантико-грамматических правилах и нормах речевого использования языковых средств.

http://www.rusinkg.ru/

 

Работает на Cobalt

Видео

Форум

Опрос

Хорошо ли вы знаете кыргызский язык?

Авторизация